В преддверии нового учебного года….

Выпускник девятого класса, сирота (на полном государственном обеспечение), закончил девятый класс. Учась  очень старательно, Андрей получил аттестат с одними четвёрками и пятёрками, но для выпускников коррекционной школы, дальнейший путь без альтернатив, т.е. все мальчики в каменщики, а девочки в швеи. Андрей не против своего дальнейшего пути и даже очень доволен тем,  что с своим хорошим аттестатом (без троек) у него большой шанс поступить на данную  специализацию — каменщика.

30 июля 2019г. им самостоятельно, совместно с опекуном, был подан требуемый по закону пакет документов  в горно- строительный техникум г. Коркино Челябинской области.  Получена об этом расписка, что данные документы приняты, но секретарь приёмной комиссии дополнительно, согласно якобы их внутреннему распоряжению , попросила подписать и приложить ещё один документ, а это согласие на обработку его персональных данных. Ознакомившись с предложенным бланком документа, ему не понравился пункт  о передачи его персональных данных иным третьим лицам, о чём он сразу сообщил и сказал,  подписывать не будет и  его не включили даже в рейтинг (размещения поступающих на сайте).

На момент 13 августа 2019г. там уже было восемь человек а Андрея не было и они с опекуном заволновались и посетили вновь горно – строительный техникум.  Далее, не будем вдаваться в не корректное поведение сотрудников данного техникума при котором они не только пытались оговорить приёмную маму будущего студента, но вернули таким же не корректным способом пакет документов напрочь забыв о правилах ведения документооборота (приняли под подпись в журнале, вернуть так же под подпись в журнале о возврате).

Обеспокоенные данной ситуацией, они 14 августа 2019г. обратились  к Председателю Челябинского благотворительного фонда «Благая цель» Ирины Ивановны Хлыста. На следующий день, 15 августа 2019г был составлен договор на оказание бесплатной помощи в виде сопровождении данной ситуации  и начались совместные  походы  с опекуном Андрея в Коркинский горно – строительный техникум с целью разрешить данную ситуацию путём переговоров с директором учреждения лично.  Директора сразу не оказалось на месте и записавшись официально на приём, принялись ждать. В период долгова ожидания, нашли время и подали заявление в прокуратуру г. Коркино, зная, что именно прокуратура у нас  является гарантом законности.

По прибытию, директор говорил о том, что все бюджетные места на данный момент 15 августа 2019г. уже заняты иными поступающими которые подписали согласие на обработку персональных данных и будут учиться. не смотря на более низкий балл аттестата (зачисление по балам). Наши попытки донести, что в соответствие с положением пунктов 1 и 5 ст.14.1Федерального закона от 27.07.2006г. №149 – ФЗ «Об информации и информационных технологиях и о защите информации» размещение в электронной форме биометрических персональных данных гражданина возможно только  с его согласия. Вместе с тем, в соответствие с пунктом — 6 статьи – 4, пунктом – 3 статьи – 5 и пунктом – 2 части – 1 статьи – 6 Федерального закона от 27 июля 2010г. №210 – ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» органы предоставляющие государственные услуги, и органы, предоставляющие муниципальные услуги в электронном виде, обязаны обеспечивать возможность получения заявителем государственной и муниципальной услуги в электронном форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя. В настоящее время, для граждан предусмотрено получение государственных муниципальных услуг как в электронном виде так и при личном обращение в органы власти. Таким образом, законодательство Российской Федерации предоставляет возможность для граждан добровольно выбрать способ обращения за получением государственных услуг. Также считаем, что получение государственных и муниципальных услуг в электронном виде является правам, а не обязанностью граждан и не допустимы любые формы принуждения граждан к вхождению в новую индетификанционную систему. Таким же образом, в соответствие с положением ч -1 статьи – 9 Федерального закона от 27.07.2006г №152-ФЗ «О персональных данных» субъект персональных данных принимает решения о предоставлении его персональных данных и даёт согласие на их обработку свободно, своей волей и в своём интересе. Согласно п -2 ч.1 статьи – 6 Федерального закона от 27.07.2006г. №152 –ФЗ «О персональных  данных» обработка персональных данных без согласия субъекта допускается в случае, если она необходима для достижения целей предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей.

Т.е., если в образовательном учреждении обрабатываются персональные данные в объёмах и случаях, предусмотренных требованиями законодательства Российской Федерации, получение оператором согласия на обработку не требуется. Простым языком, например для достижения целей в школе, а это к примеру ведения электронного журнала, ведения электронного дневника, в нашем случае с Андреем из Коркина для введения его в список поступающих, для передачи в бухгалтерию на оплату стипендии и перевода её на карту, для передачи данных в Министерство образование и т.д., для этого, т.е. достижения цели по конкретной государственной услуги, дать ему образование и профессию согласие на обработку персональных данных не требуется, эти структуры: бухгалтерия, Министерство образования, органы обеспечивающие в процессе образования питание, не являются третьими лицами. Третьими лицами являются это передачи иным органам, не имеющим отношение к достижению цели образования, т.е.нас вводят в заблуждение, идёт подмена понятий иных целей и при этом ещё требуют у нас добровольного согласия.

В принципе, Андрей молодец!!!  Ведь смотрите, возьмём к примеру 1996г. , нам предложили пенсионное страховое свидетельство СНИЛС с определённым закреплённым лицевым номером. Нам в далёком 1996 году говорили что мы все «застрахованы» и гарантированно будем являться получателями страховой пенсии, а на созданном страховом свидетельстве и его лицевом счёте будет храниться информация, касающаяся  только достижения целей пенсионного фонда, т.е. хранится информация о нашем пенсионном стаже и пенсионных накоплениях перечисленных нашими работодателями в виде взносов. Затем вдруг, не спрашивая даже нашего согласия, возможности этой зелёненькой карточки в одностороннем порядке расширяют и нас уже без номера СНИЛСа не принимаю в поликлиниках, сбербанках, школе и садики и т.д.во всю сбор иной информации пополняется на едином носителе (номере СНИЛС) и им плевать, по крайне мере в нашей Челябинской области,  что согласно части 3 статьи- 5 Федерального закона №152-ФЗ «Не допускается объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях несовместимых между собой». Затем, 1 апреля 2019г. отменяют бумажный носитель СНИЛС и опять же не спрашивая нашего согласия всех переводят из «застрахованных» в «зарегистрированных», т.е. оставшийся лицевой номер и счёт не может иметь страховые гарантии, о них похоже начинают забывать.  На уровне этого примера мы явно видим подмену понятий и становится реально страшно, а что же нам и нашим детям придумали  на   будущее, если такими методами, фактически принудительно, так старательно собирают согласие на обработку персональных данных и передачу их третьим лицам которое фактически и для достижения целей каждой государственной структуре  не требуется,  будь то техникум, школа, больница, пенсионный фонд, социальные структуры и т.д., где гарантия, что когда они всё это сформируют не подменять понятия вновь, не изменять законы в одностороннем порядке, о хранение и передачи иным лицам всё то, что мы так наивно им принудительно добровольно доверили.

Сегодня, 23 августа 2019г. , мы посещали с Андреем и его опекуном, Министерство образование, были на личном приёме по данному вопросу у Министра Челябинской области, который всячески  пытался связать не желание Андрея подписывать разрешение на обработку его персональных данных и передачу их третьим лицам с религиозной темой. Андрей категорически отвергал это.  При чём тут религия (хотя задуматься тоже можно), не доверие, только не доверие к государственным структурам движет Андреем.